четверг, 18 декабря 2008 г.

ЗАЩИЩАЯ ПРАВА ТАТАР

 ЗАЩИЩАЯ ПРАВА ТАТАР 

(Доклад, сделанный на годовом отчетном собрании Всемирного Конгресса Татар, проходивший в Казани 11-13 декабря 2008) 
 


  При Всемирном Конгрессе Татар работает комиссия «По международным отношениям и правам человека». Я являюсь членом, а также заместителем председателя этой комиссии. По моим наблюдениям, в реальности от имени этой комиссия ведется работа с соотечественниками- татарами, проживающими в странах СНГ и за рубежом. Это тоже неплохо, но если посмотреть на громкое название комиссии, этот орган должен работать немного в другом направлении. Я уже выступала по этому поводу на многих курултаях Конгресса, вносила предложения, но изменить сферу деятельности этой комиссии так и не смогла.  

  Чего же я хотела? Когда речь идет о международных отношениях, прежде всего имеется в виду выход Всемирного Конгресса Татар на международную арену, а именно - регистрация Всемирного Конгресса Татар как неправительственной организации при ООН; а также поднятие проблем татарского народа в международных правозащитных организациях и на международных форумах. Когда речь идет о международных отношениях, имеется в виду не только контакты с иммигрировавшими за рубеж татарами, но и развитие отношений с представителями других наций, особенно с родственными тюркскими народами, мусульманскими странами; обеспечение достоверной информации о положении татарского народа всем заинтересованным лицам. Но, к сожалению, Конгресс Татар не смог подняться до такого уровня. Потому что, свою «зарубежную деятельность» Конгресс вынужден согласовывать с органами безопасности России, а они не в коем случае не заинтересованы в самостоятельности татар на международной арене.  

  А что касается другого направления комиссии – прав человека, то здесь дела обстоят не лучше. Да, Всемирный Конгресс Татар одним из первых ринулся на защиту татарского языка, за возвращение регионального компонента в российский закон, и яростно борется в этом направлении. Он также провел колоссальную работу по защите прав татар, проживающих в зараженных радиоактивных зонах Челябинской области. Но наша комиссия по правам человека к этому не имеет никакого отношения. За все время существования этой комиссии не было проведено ни одного расследования по нарушению прав человека, не было принято ни одного решения. Этих пунктов не было даже в рабочем плане комиссии, потому что такая «неблагонадежная» тема, как «защита прав человека» идет врозь с политикой российских органов безопасности. Поэтому, комиссия направила свою деятельность в более тихое, безобидное русло, а именно – работу с татарами, проживающими за рубежом.  

  Чтобы название нашей комиссии хоть как-то соответствовало содержанию, я, как заместитель председателя комиссии, вынуждена была самостоятельно вести деятельность в сфере защиты прав человека и международных отношений. Когда речь идет о защите прав человека, я, прежде всего, имею в виду татар, чьи права были попраны, я работала по двум направлениям. Это татары, проживающие в зараженных радиацией зонах Челябинской области, и татары – мусульмане, без вины томящиеся в Российских тюрьмах по ложным обвинениям. Поднимая эти вопросы, я лично обращалась в руководства Татарстана и России, в международные инстанции, писала в прессе, выступала с докладами на научных конференциях. Приведу несколько примеров.  

  Если кто-то помнит, по ложному обвинению о «подготовке взрыва на тысячелетие Казани» было посажено в тюрьмы множество невинных татар-мусульман. Перед вынесением приговора 31 декабря 2007 года я обратилась с открытым письмом к президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву, пытаясь оправдать этих татар по имеющимся у меня доказательствам. Но президент Татарстана предпочел поверить не общественному мнению, а доносам ФСБ, и в результате всех этих татар посадили на разные сроки в тюрьму. Также, когда в прошлом году было возбуждено уголовное дело против группы мусульман по так называемому делу «Хисбу-Тахрир», когда начались преследования имама мечети «Ихлас» Рустема Сафина, 15 июня 2008 я вынуждена была обратиться к прокурору Татарстана Кафилю Амирову, и это, думаю, помогло. Когда распространились провокационные заявления о сожжении исламских книг, 17 марта я также обратилась к заместителю премьер-министра Зиле Валеевой и главному прокурору Республики Татарстан Кафилю Амирову. Эта тема была освещена в прессе в статье «Кому выгодно сожжение книг?» В результате, были спасены тысячи исламских книг, и защищено право мусульман-татар на образование. 


  На суде 12 февраля 2008 года я также выступила за сохранение татарской национально-культурной автономии Омской области. Если сегодня национально-культурная автономия татар Омской области существует, здесь есть и наша доля. Вопросы защиты прав татар я неоднократно поднимала на многочисленных конференциях в Турции, Германии; в поездках в Мордовию и Башкортостан, в Омской, Тюменской, Новосибирской, Курганской, Пермской, Свердловской, Челябинской областях, а также в Нурлатском, Актанышском, Дрожжановском, Тукаевском районах, в Казани, Набережных Челнах, Нижнекамске.  

  Я хочу подробнее остановиться на проблеме защиты прав татар, проживающих в радиационных зонах Челябинской области. Я неоднократно посещала эти места, написала три книги об этой трагедии, они были напечатаны на татарском, русском и на немецском языках. И поэтому могу с уверенностью сказать, что в переносе деревни Муслюмово в безопасное место есть и заслуга Всемирного Конгресса Татар. Но в то же время немалое количество татарских деревень продолжает находиться в зараженных радиационных зонах, так как Москва не считает их пострадавшими от атомной радиации. 95% населения этих деревень страдает от рака, хронической лучевой болезни, различной степени инвалидности и слабоумия. В связи с этим 7 января этого года я обратилась в ООН, Международный Гаагский Трибунал, международные правозащитные организации. Эти проблемы были подняты и на международной научно-практической конференции исламской академии наук, которая проходила в Казани 25-29 августа этого года. На этой конференции я выступила с докладом на тему «Экология и безопасность», могла донести проблему татар и до мусульманских стран.  

  Конечно, самое большое бесправие, постигшее татарский народ – это отсутствие собственного государства. Сегодня татары вынуждены жить по законам чужого государства и чужого народа. Отсюда и плачевные результаты – притесняют религию, отнимают родной язык, народ несчастен и нищий. Имевшая множество независимых государств на протяжении истории, подарившая человечеству великую цивилизацию и культуру татарская нация сегодня находится на грани исчезновения. Стремительно несущаяся в пропасть российская империя тянет за собой и татар. Русский язык открыто встал на путь поглощения татарского языка, а православие угрожает нашей религии. Мы, татарская интеллигенция и национальные политики, не можем допустить исчезновения татарской нации. После признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии, татарские национальные политики также обратились к международному сообществу с просьбой признать независимость Татарстана. Я лично 21 августа этого года отправила обращение такого содержания в ООН и Европарламент, и знаю, что его получили и на него обратили пристальное внимание. Это обращение было опубликовано на английском, турецком, русском языках и вывешено на многих сайтах в Интернете. Я и впредь буду продолжать деятельность в этом направлении, внося посильную лепту в борьбе за независимость Татарстана. 

  Кроме защиты прав татарского народа, в этом году мне пришлось выступить и в защиту прав родственного уйгурского народа. Как вы уже знаете, под предлогом проведения летней олимпиады в Китае проводились массовые репрессии против уйгурского народа. Многие уйгуры были посажены в тюрьмы, лишены работы, уйгурам запретили двигаться по стране. В связи с этим я обратились к руководителям тюркских государств, тюркоязычным спортсменам, к представителям демократических стран с призывом бойкотировать пекинскую олимпиаду. Я также выступала в защиту уйгур в Германии и Турции, написала несколько статей. Я уверена, что братский уйгурский народ, вымирающий из за китайского геноцида, имеет полное право быть независимым и жить в собственном независимом государстве.  

  Теперь я хочу коснуться темы моего доклада, с которой мне поручили выступить на комиссии. Это проблема «старой» татарской иммиграции Турции и Германии. Да, я очень долго изучала эту тему и хорошо ее знаю. В Германии «старой» татарской иммиграцией зовутся те, кто остался там в качестве военнопленных после второй мировой войны. Они и сейчас есть, но их осталось очень мало. В течение прошедших 18 лет я трижды встречалась с представителями старой татарской иммиграции и изучила эту тему основательно. Конечно же, эти татары ничего не ждут от своей исторической родины, Германия полностью их обеспечивает. Проблема заключается в другом. Эти татары являются живыми свидетелями многих исторических событий, почти все они являются хранителями бесценных архивов, напрямую связанных с историей татар. Что станет с этими редкими документами, уникальными рукописями после их смерти – вот в чем проблема. Потому что большинство «старых» татар не доверяет гостям из России, и не хотят вверять ценные документы людям, которые до сих пор видят в них врагов. В этом году мне удалось привезти из Мюнхена часть архива бывшего руководителя татарской редакции радиостанции «Свобода» доктора юридических наук Гарифа Султана. Это архив нужен был мне для книги, которую я пишу о Гариф Султане. У 100-летнего Ильяс бабай Абдуллы, попавшего в плен во время войны и служившего в легионе «Идель-Урал», также хранится много исторических материалов. Но, к сожалению, татарская пресса тоже включила его в черный список «врагов народа».  

  Так же дело обстоит и в Турции. Наш соотечественник профессор Ахмет Тимер умер, а его уникальный архив так и не был возвращен в Казань, он его просто не отдал. Не были возвращены в Татарстан архивы выдающихся татарских ученых Абдуллы Байтал Таймаса, Нигъмата Курата, Абдрашита Ибрагимова, Зубаира Кушая, Фуата Туктарова и др. К сожалению, Казань не поддерживает отношений и с потомками этих выдающихся татар. А ведь можно написать столько исторических трудов о жизни и деятельности этих татарских ученых! К этому можно привлечь и новых татарских иммигрантов, проживающих за рубежом. Так же предлагаю создать при нашей комиссии подгруппу из татарских ученых по изучению архива татарской диаспоры зарубежом. Хотелось бы, чтобы молодая татарская иммиграция активнее участвовала в акциях по защите прав татарского народа, и так же предлагаю создать при нашей комисси подгруппу из правозащитников. Во всем мире на защиту прав своей нации первой выступают диаспоры, а многие наши татары кроме песен и плясок и частых гостевых визитов в Казань ничем себя не проявили. Я вижу, что Конгрессу удобнее работать именно с такими представителями татарской диаспоры, а настоящих борцов за права татарского народа он предпочитает не замечать.  

  Я уверена, без привлечения идейных татар, проживающих за рубежом и одухотворенных татарской идеей, «Комиссия по Международным Делам и Правам Человека» не сможет стать эффективной. А таких татар очень много – в Америке, Германии, Турции, но татарский Конгресс не работает с ними. Среди представителей татарской диаспоры, которые смогли бы достойно защищать права татарского народа с международной трибуны, я считаю ученого Виля Мирзаянова, проживающего в Америке, в Германии – это Гариф Султан и Хайретдин Кюллечюз, в Турции – Иклиль и Роза Курбан. Они и без татарского конгресса очень много работают на благо татарской нации, но они работают по одиночке. Вот когда Всемирный Конгресс Татар научиться различать людей и консолидировать достойнейших представителей татарской нации вокруг себя – вот тогда то он и сможет выйти на международный уровень, иншаллах! 

Фаузия Байрамова

Писатель, кандидат исторических наук

Председатель Татарской Партии Национальной Независимости «Иттифак»

Член исполкома Всемирного Конгресса Татар

11 декабря, 2008.

Комментариев нет: